Сомнительная благотворительность

Куда идут ваши деньги?

В последнее время в Ростове все чаще можно видеть волонтеров в жилетах с надписью «гражданский активист». Они собирают средства для лечения больных детей или пожертвования для воспитанников детских домов. Но действительно ли собранные деньги доходят до адресатов? Вопрос законности работы подобных организаций обсудили эксперты на круглом столе в медиа-центре «МедиаС».

В начале июля активисты дискуссионного политического клуба «Главполит» и полицейские провели рейд по улицам Ростова, чтобы проверить уличных сборщиков. Много вопросов у проверяющих вызвал фонд «Аурея» — волонтеры именно этой организации собирают деньги в прозрачные боксы. Активисты «Главполита» проверили офис «Ауреи» на улице Московской, где на работу принимали волонтеров и подсчитывали собранные деньги. По словам депутата Законодательного собрания Ростовской области Екатерины Стенякиной, это помещение никак не ассоциировалось с благотворительным фондом, а сейчас офис организации и вовсе по этому адресу не работает.

Как рассказала на круглом столе член попечительского фонда «Я без мамы» Кристина Исаева, законные благотворительные организации тоже собирают пожертвования с помощью боксов, но, как правило, они работают стационарно — в магазинах или аптеках. Но когда фонды принимают собранные деньги, боксы открывают только в присутствии комиссии, то есть происходит полноценная инкассация. В офисе фонда «Аурея», по словам Екатерины Стенякиной, боксы открывали без соблюдения этих процедур. Тут же волонтеры получали и свою «зарплату» — 20% от собранной суммы. Как пояснили эксперты, это тоже является незаконным: волонтеры работают в благотворительных фондах безвозмездно. «Наш фонд иногда проводит акции по сбору средств с участием волонтеров, — рассказала Кристина Исаева. — И по своему опыту я знаю, как тяжело их организовать. Тем временем уличные сборщики работают каждый день и в большом количестве». По словам Кристины Исаевой, показателен такой случай: фонд «Я без мамы» собирал средства на реабилитацию одного из подопечных в челябинском центре — это около 80 тысяч рублей. Для сбора понадобилось несколько недель, в то время как уличные волонтеры собирали деньги на такую реабилитацию одному ребенку в течение нескольких месяцев. «За это время можно было бы собрать средства для нескольких десятков детей», — говорит Кристина Исаева.

Другая организация, вызывающая вопросы у активистов, — коммерческая структура ИП Иванов, которая занимается благотворительными проектами: волонтеры продают ростовчанам зубные щетки и браслеты. Однако после проверки выяснилось, что до детских домов эта помощь доходила либо очень давно — несколько лет назад-либо это были единичные случаи, например, покупка памперсов или блендера. Такой способ сбора пожертвований работает не только в Ростове, но и в Новочеркасске, Таганроге, Шахтах. «Я предлагала этим фондам выйти со мной на контакт. Если бы они доказали свою правоту, я была бы готова принести им публичные извинения, — пояснила Екатерина Стенякина. — Но никто со мной так и не связался. Я не уверена в честности подобных организаций».

В качестве волонтеров на улицах чаще всего выступают несовершеннолетние. Активисты «Главполита» выяснили, что они устраиваются на работу по объявлениям о наборе промоутеров. Кроме того, родители в большинстве случаев не знают, чем занимаются их дети: начинающие волонтеры заполняют согласие от взрослых сами. Обещали уличным сборщикам, как говорилось выше, 20% собранных денег. По оценкам активистов, в день один волонтер собирал около 2,5–3 тысяч рублей. Тем не менее, перед выходом на работу каждый волонтер получал памятку, согласно которой они должны говорить, что работают безвозмездно.

По слова психолога, специалиста молодежного телефона доверия Юрия Потурнак, упрекнуть подростков в такой работе сложно: в этом возрасте они готовы на многое ради своих увлечений, а некоторые даже до конца не понимают, что участвуют в мошеннической схеме.

Как рассказала член адвокатской палаты Ростовской области Светлана Макарова, жертвой мошенников может стать любой горожанин, а особенно убедительно просьбы волонтеров действуют на женщин. По ее словам, внести изменения нужно в законодательство, регулирующее работу благотворительных организаций, чтобы проработать порядок сбора пожертвований на улицах. «У нас в регионе существует проект закона о благотворительной деятельности. Депутаты планируют вынести его на рассмотрение на ближайшей сессии Законодательного собрания Ростовской области», — отметила Екатерина Стенякина.

А пока по фактам рейдов активистов правоохранительные органы проводят проверки. Прокуратура региона приняла в работу отправленные Екатериной Стенякиной материалы, а полиция обещает донести до общественности результаты своей проверки уже в ближайшее время. По словам старшего оперуполномоченного УМВД России по Ростову Дмитрия Бугаенко, деятельности подозрительных благотворительных организаций может содержать признаки таких преступлений, как мошенничество, введение в заблуждение, а также присвоение и растрата.

Архив Круглых столов