О Темернике и Говнярке

О Темернике и Говнярке
12 октября 2017 Татьяна Закаблукова

Обратила внимание, как велика разница в восприятии СМИ и обществом беды пожаров 21 августа и 8 октября...

21 августа на помощь погорельцам встал весь Ростов. Люди несли, везли, звонили, помогали, расчищали. Власть отчитывалась ежедневно, что происходит. Центральные каналы. Незабываемая программа Малахова, которая подняла стоимость сотки в Говнярке до 10 миллионов. Юридическая помощь погрельцам. Волонтерские центры. Дети-подростки, падающие с ног в этих центрах от усталости. Предприниматели повезли Газелями необходимый товар, весело отчитываясь в Инстаграмме и Фейсбуке. В общем, всем миром с погорельцами.

И вот пожар 8 октября. Горит рынок "Восточный". Он же Темерник. В 2 часа ночи Губернатор и Мэр на месте. Контролируют ситуацию. Пожарники впервые во время пожара о чем-то отчитались. Сообщения: горит 1 000 метров, горит 3 500 метров, горит 6 000 метров. Утром сообщение: сгорело 80% рынка.

Еще полдня местная пресса рассказывала, что бедные ипэшки в шоке. Товар у них украли, помощники оказались мародерами. Началась распродажа какая-то дикая. Бомжи подбирали ненужные тряпки. Владелец рынка сообщил, что "спасение горящих дело рук самих горящих)... И вишенкой на торте материал на каком-то Интернет-ресурсе: "Сотни торгашей спасают свой товар". И всё.... Тишина....

Ни тебе волонтеров, ни тебе сборов и помощи. Даже слов поддержки - нет. А что им помогать? Кто-то из тех, кто считает, что схватил удачу за хвост, злорадно процедил в комментариях: "торгаши, барыги, спекулянты.... Так им и надо... Проклятые".

Я посчитала. На рынке 3 000 рабочих мест. Сгорело 80% площадей, в которых был товар. Ну, что не сгорело, пожарники долили. И так и так неликвид. Не спасут и не продадут.

То есть 2 200 человек одновременно остались без работы, без денег, без товара, без ничего. С ними остались долги за товар перед кредиторами, банками, знакомыми и родственниками. Долги по налогам и сборам.И мысли о том, куда деваться? В петлю, под машину, под поезд или с крыши многоэтажки. А какой еще вариант? Денег нет, работы нет, товара нет, а дети есть и жрать хотят. И свои проблемы решать только им.

Страшно на самом деле. Хорошо, если они пока пьют с горя. Но похмелье пройдет, а ужас останется. Ужас безысходности. Ужас одиночества. Ужас того, что они никому не нужны.

Ипэшники - они такие... Когда им хорошо - никогда не скажут, боятся сглазить. Когда им плохо - покряхтят, но тоже никуда не пойдут. Им же объяснили, что они предприниматели. А бизнес - это риск. Поэтому сами и надеяться не на кого...

Обидно и досадно за людей. И как бы с экранов не вещали, что малый бизнес - основа экономики, что именно на малых предпринимателях держится Россия. Всё это призывы из паралелльного мира.

А для общества они такие же барыги, торгаши и спекулянты.

Никого же не трогает, что встают они в 4 утра и идут на рынок. Грузят на горб или на тележки баулы с вещами. Потом в ночи ещё вешают их, делают что-то типа выкладки, и потом весь день на свежем воздухе. А потом всё обратно. В обратную сторону. И так каждый день, в любую погоду. В дождь, в снег, в адскую жару. Они всегда на посту, на переднем крае.

Почему же они не заслуживают такой же помощи и поддержки, как те, у которых сгорели дома? Чем они различаются? И у тех и у других конец жизни, всё с начала, всё с ноля. И те и другие в отчаянии.

Мне кажется, я догадываюсь почему. Потому что для общества малый и микро бизнес всё-равно остаётся барыгами и спекулянтами.

Нет положительного образа предпринимателя. Нет. И никто им не занимается. Потому что денег у ИП нет на рекламу и PR. А без денег, кому они нужны? Нищеброды...

Архив Круглых столов